Телепередача "Слово пастыря"

Выпуск от 11 мая 2013 г. 

В очередном выпуске авторской программы «Слово пастыря», вышедшем в эфир 11 мая 2013 года, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл отвечает на вопросы телезрителей о месте Церкви в современном обществе.

Доброе утро, дорогие телезрители!

В адрес нашей передачи поступают письма, вопросы и мы в меру сил продолжаем на них отвечать. Хотя, к сожалению, не могу это делать так часто, как мне бы того хотелось. Но некоторые из вопросов, несомненно, заслуживают того, чтобы, во-первых, их извучить, и во-вторых попытаться ответить на них.

Вот один из таких вопросов мы получили от Павла Ивановича Зиновьева, город Санкт-Петербург.

«Ваше Святейшество, 2012-й год продемонстрировал необычайно враждебный настрой многих СМИ и так называемой «передовой части» нашего общества к Русской Православной Церкви и христианским ценностям вообще. За последние 20 лет такого не было. Природу этого явления Вы очень хорошо объяснили в своих проповедях. Но не явилось ли это знаком известного разочарования в Церкви, которая так и не стала идейным лидером, не стала той силой, которая бы повела за собой массы?»

Вот давайте начнем наши совместные размышления с попытки определить: а что такое лидер? Лидер это тот, который действительно ведет за собой массы. А как появляется лидер? Он что, с небес спускается? Вышестоящая инстанция предлагает того или иного человека иметь в качестве лидера? Или сам человек приходит и говорит: я вот ваш лидер, я вас за собой поведу? Может быть одно, и другое, и третье. Но есть непременное условие, что бы та или иная личность стала лидером: его умонастроения, его идеи, его фразеология должна соответствовать интересам тех, кого он хочет за собой повести. Мысли лидера не могут расходиться с мыслями той группы, которую он хочет возглавить, иначе эта группа никогда не примет того или иного человека в качестве лидера. Это элементарно. А вот теперь давайте подумаем: что из себя представляет современное общество?

В нашем обществе существует большое количество разных идеалов, взглядов и убеждений. В том числе — и не имеющих ничего общего с христианством, а тем более — с православной верой. Есть взгляды и убеждения, которые импортированы в нашу культуру, и не вчера это произошло, а по крайней мере пару-тройку столетий тому назад, которые укоренились в нашей культуре, но которые по сути своей являются не христианскими, анти-христианскими. Эти идеалы поставляют в центре бытия человеческую личность, автономную от Бога, приписывают этой личности право определять что есть добро, а что есть зло, на основании этого своего собственного восприятия добра и зла формировать свои отношения с окружающими. Вот скажите, такая группа людей может избрать Церковь в качестве своего лидера? Ведь в их среде не существует различения греха и святости, самого понятия греха не существует.

Проповедь Церкви, которая обращается к людям с призывом преодолеть грех, заглянуть вовнутрь себя, подвергнуть себя самоанализу, принести покаяние, приблизиться к Богу, исполнять Его заповеди — это совсем не идеалы той самой группы людей, о которой Вы пишите и о которой Вы говорите, что она не разделяет христианских взглядов. А значит, разве Церковь может стать лидером для таких людей?

Слава Богу, что Церковь не становится прямым противником — именно потому, что у Церкви есть пастырское чувство даже к людям глубоко заблуждающимся, пребывающим в грехе, в том числе и в грех богоборства, в грехе кощунства, в грехе отрицания святых и божественных начал жизни человеческой. Церковь в грешнике не видит врага. Но это не значит, что для того, чтобы стать лидером, Церковь должна поощрять грех или интерпретировать свою доктрину, свою веру таким образом, чтобы она стала угодной и приемлемой для этих людей. Ведь по этому пути пошли определенные протестантские группы на Западе. Потеряв в результате Реформации всякую свободу от государства, от власть имущих, став в подчиненном положении по отношению в первую очередь к тем, кто сосредоточил в своих руках капитал, а значит и силу, они использовали христианскую веру для оправдания всего того, что потребно стало сильным мира сего.

Вот и сегодня мы знаем, что в такого рода религиозных организациях поддерживается идея легализации гомосексуальных отношений, эвтаназии, завтра будут поддерживать педофилию, будут поддерживать все, что прикажут сильные мира сего. И вот такого рода христианские общины называются «прогрессивными, передовыми, открытыми».

Церковь не может обслуживать греховные интересы людей, она всегда остается духовным лидером, голосом, через который величайшие ценности христианского предания актуализируются в человеческом обществе. Не можем стать таким лидером, потому что никогда не согласимся повести людей к гибели, потакая их греховным убеждениям, взглядам, склонностям. А если в какой-то момент наша Церковь соблазнится на то, чтобы стать такой «прогрессивной и передовой», то это будет означать начало конца для всего нашего народа — духовного, нравственного конца. Начнется одичание людей со всеми самыми страшными последствиями для личной, семейной и общетвенной жизни. Поэтому Церковь, не становясь и не желая становиться лидером правых или левых, несет свое пастырское служение, которое всегда сталкивается с теми или иными установками людей или групп лиц. И вот в этом суть конфликта. И, как я уже сказал, разрешить этот конфликт можно очень легко и просто — пойти на поводу правых, левых, становиться лидерами в больших группах или совсем небольших группах интеллектуалов, которые собираются в кафе, ресторанах, раньше собирались на кухнях — обсуждали, критиковали, выставляли и формулировали свои собственные взгляды на жизнь. Можно стать лидером, потеряв свою идентичность, свою подлинность, предав свою спасительную миссию.

«Иго мое благо, и бремя мое легко» — говорит Спаситель. Но ведь это иго! Оно благо и легко, когда человек проникает в смысл. Но ведь это иго! А очень многие не хотят никакого ига, никаких факторов, которые доминировали бы над их выбором, которые бы могли определить этот выбор. Потому что очень часто человек желает жить по закону своей плоти: «что хочу, то и ворочу».

Что можно еще сказать на эту тему? Пастырское служение Церкви — это пророческое служение одновременно. А пророк — это тот, кто возвещает Божью правду. Правда одними принимается, а другими отвергается. Горе вам, если все о вас говорят хорошо. Именно в этом смысле Церковь не может стать лидером для людей, которые сознательно идут против Божьей правды и Божьего нравственного закона. Остается только сожалеть, что нередко именно такие люди осуществляют контроль над средствами массовой информации. Чаще всего у них деньги, и большие деньги. И поэтому Церковь, не вступая ни в какую борьбу с людьми, но осуществляя свое пастырское, пророческое служение, несомненно, подвергается нападками и дискредитации. Нередко на нее обрушиваются потоки лжи и клеветы — именно для того, чтобы ослабить пастырский и пророческий голос Церкви.

От Церкви не нужно требовать того, чтобы она вела массы к достижению земных целей, в соответствии с идеологическими, философскими или бытовыми установками людей. Церковь призвана вести массы, народ свой ко спасению — ровно в соответствии с тем, насколько сам народ желает этого спасения. Ибо Господь никого силой к Себе не привлекает. Он открывает Себя и открыл Себя через пришествие в мир Сына Своего — Господа нашего Иисуса Христа, чтобы всякий человек, увидев этот Светлый Образ воплотившегося Бога, понял, что только этот Образ, что только эта сила, что только эти мысли и способны спасти его, как личность, и весь род человеческий.

И еще такой вопрос:

«Церковь призывает жить сегодняшним днем, не копить, не откладывать на «черный день», не планировать, как тот богач из евангельской притчи, построивший новые закрома и мечтающий жить в свое удовольствие, тогда как жить ему осталось всего несколько часов. Но одновременно с этим сама же наша Церковь планирует — то постройку новых храмов, то еще что-то. Она обращена в будущее, которое неясно. Ваше Святейшество, Вы не считаете, что здесь есть противоречие?», — из письма Михаила Борисовича Капанова, город Москва.

Нет, не считаю. И вот почему. В притче-то, о чем говорится? Человек собрал большой урожай и сложил все в свои житницы, и думает: вот, разрушу эти житницы, построю новые и соберу в них все свое богатство, и скажу душей своей: душа, ешь, пей, веселись, много у тебя богатства. И в притчу вторгаются слова Божьи: безумец, сегодня ночью ты умрешь, кому же все это будет, для чего собранное тобою богатство?

Вот смысл этой притчи не в том, что человек должен отказаться от планирования или от хозяйственной деятельности. Господь же не сказал: зачем ты все это выращивал, не нужно ничего этого. Он так не сказал. Он не осудил богатого человека за то, что тот хочет построить новые житницы. Он его осудил за то, что всю свою надежду богач возлагает на богатство, что кроме богатства он не видит больше ничего в своей жизни. Никакой перспективы — только наслаждения: душа, ешь, пей, веселись, у тебя много богатства.

Это замечательная притча, которая говорит нам о жизненных приоритетах. Человек может заниматься любым видом деятельности, в том числе и созидать материальные богатства, но всегда помнить о самом главном — что кроме этой жизни есть жизнь вечная. И что нет ни одного человека, который бы избежал смерти. И что ценности, которые мы здесь созидаем, должны быть ценностями не только для временного бытия, но и для вечности.

На этом я заканчиваю нашу передачу. Божье благословение пусть пребывает со всеми вами!

 

Информация с Официального сайта Московского Патриархата patriarchia.ru


Назад к списку