Статья о нашем приходе: "Символ духовного возрождения"

Как вы думаете, на что похожи купола православных храмов? Ответы могут быть очень разнообразными. К примеру, одна девочка из воскресной школы на этот вопрос ответила так: они похожи на шлемы русских богатырей. Дети считают, что именно наши храмы-богатыри несут бессменный дозор, охраняя спокойствие города и горожан. И каждый храм как форпост духовной брани первым готов принять удар на себя.

Так, в революционное лихолетье многие богатыри пали в неравной схватке или попали в плен, превратившись кто в склад, кто в пекарню. Многие, но не все! Три нижегородских храма чудом уцелели и остаются в строю по сей день. Среди них - Высоковская соборная церковь Живоначальной Троицы, действующая почти два века и самая любимая нижегородцами.

 

Резиденция нижегородских владык

Село Высоково, основанное в XIV столетии на землях древнего Печерского монастыря, приобрело особую известность в конце XVII века, во время правления первого Нижегородского митрополита Филарета, устроившего в нем свою летнюю резиденцию. С тех пор в Высокове проводили значительную часть времени все нижегородские владыки, в том числе Питирим (1719–1738), Дамаскин (1783–1794), Макарий (1879–1885). И каждый из владык стремится вложить в ризницу достойные дары.

В 1801 году в Нижний Новгород поступил указ Синода о строительстве вместо обветшавших или сгоревших храмов исключительно каменных зданий, и обязательно по проектам дипломированных архитекторов. В силу того что церкви села Высоково к тому времени имели многие повреждения, правящий архиерей епископ Вениамин (1798–1811) решил выстроить новый каменный трехпрестольный храм.

Планы фасадов здания он заказал губернскому архитектору Ивану Ивановичу Межецкому. В 1815 году храм был освящен нижегородским архиепископом Моисеем (Близнецовым-Платоновым).

Почти два века высоковский храм был не только заметным памятником истории, но и центром духовной жизни Нижнего Новгорода. Богослужение, лишь ненадолго прерванное в разгар сталинских репрессий, возобновилось через два с половиной месяца после закрытия храма, на 40-й день войны, и с тех пор ведется постоянно. А старинный Свято-Троицкий храм остается одним из самых любимых нижегородцами.

Монашеская община

В советское время православных монастырей практически не было. Правящие архиереи иногда постригали в монашество пожилых женщин, которые несли послушание в приходских храмах. И в конце 70-х – начале 80-х годов в Горьком появляется «нелегальная» православная женская монашеская община.

Ее духовником был пожилой заштатный священник – отец Петр Мовчан, повидавший на своем веку и лагерь, и ссылку, и гонения. Народ стремился к нему за советом и благословением. В его доме часто собирались верующие женщины, чтобы читать акафисты, поучения, душеполезные книги. По его совету некоторые приняли постриг.

Со временем желание принять монашество появилось и у других сестер. Многие из них трудились в храмах, а по вечерам посещали любимого батюшку. Для принявших постриг был составлен определенный устав, принято молитвенное правило, установлены сугубый пост, ношение монашеской одежды и воздержание от мирских сообществ.

Сестры общины занимались не только молитвенным деланием и служением при храмах. В ситуации крайнего духовного голода они тайно распространяли православную литературу – в основном молитвословы и псалтири, привезенные из Москвы, где их тайно печатали.

Сегодня, когда Церковь имеет иные возможности, может показаться, что это служение было не столь значительным. В действительности это был подвиг, посильный далеко не всем, а сам факт появления такой общины свидетельствовал о крепости духа, который так и не удалось сломить гонителям Церкви.

Сестры-просфорницы

В маленьком домике на приходской территории, который в народе именуется просфорной, вот уже три десятка лет живут и трудятся две схимонахини: матушки Евдокия и Валентина. А недавно в помощь матушке Евдокии, которой без малого 90 лет, взяли еще одну «молодую» 75-летнюю монахиню Елену. Именно эти три женщины, подвизаясь в чистоте и молитве, пекут святой хлеб для нескольких храмов.

Все они пришли в Церковь в советское время, когда проще и безопаснее было держаться от нее подальше. Первую из них, матушку Евдокию из Починковского района, привез в Горький сын ухаживать за больным священником.

Отец Петр Мовчан долго присматривался к Евдокии, а потом благословил ее принять монашество. Однако в начале 70-х в монастыре никто не решился ее постричь. Тогда Евдокия отправилась в Липецк, к иеромонаху Александру (схиархимандриту Кириллу), где и «получила монашество на дому». Вместе с отцом Петром монахиня Евдокия ездила в Троицкий соборный храм, где он исповедовал прихожан.

Некоторые женщины тоже выразили желание принять монашество, приходили к отцу Петру, и он их благословлял. Так, естественным образом, при Троицком храме возрастала монашеская община.

Рассматривая старинные фотографии, которые бережно хранятся у матушкии Евдокии, можно увидеть, какая большая и сплоченная получилась община у отца Петра. Некоторые женщины, не побоявшиеся взять на себя особенно строгие обеты, позднее были даже пострижены в схиму, и среди них – матушки Евдокия и Валентина.

Сейчас практически вся община вместе со своим духовником отошла ко Господу, но первая монахиня, Евдокия, по-прежнему продолжает служить Богу и Церкви молитвою и трудом, выпекая просфоры с матушками Валентиной и Еленой.

Трепетное отношение к своему послушанию у сестер складывалось годами. В те далекие 70-е немногие умели это делать, а храм был переполнен людьми и каждому прихожанину надо было дать просфору.

«А научили нас печь просфорки наши батюшки: отец Евгений и отец Феодор. Мы узнали, что во время учебы в семинарии у них было послушание в просфорной, и попросили научить, как правильно выполнять эту богоугодную работу», – говорит матушка Евдокия.

Так московский семинарский опыт спас положение в горьковском Троицком соборе, потому что после объяснений батюшек дело наконец стало спориться, а просфорки матушек-схимонахинь и доныне радуют прихожан своим вкусом и качеством.

Храмовые святыни

«Наш храм расположен в старом, намоленном месте, на землях древнего монастыря. Он хранит святыни, которые дороги сердцу каждого христианина, – рассказывает клирик Троицкого собора диакон Георгий Казнин. Прежде всего это пуреховский крест – распятие, по преданию, привезенное из Соловецкого монастыря. Изначально эта святыня находилась в Пурехе, но когда после революции храмы стали закрываться, она была перевезена в Высоковскую церковь. Надо отметить, что жители села Пурех до сих пор частые гости в нашем храме. Они приезжают сюда приложиться к кресту и получают по своей вере исцеления».

40 лет вместе с храмом
В 1969 году в Троицкий храм, бывший тогда кафедральным собором города Горького, пришел служить отец Владимир Романов. А тремя годами позже, после окончания Московской духовной семинарии, прибыл еще один клирик – отец Евгений Варварский. На диаконское служение его благословил архиепископ Нижегородский и Арзамасский Флавиан. С этого времени и до сегодняшнего дня вся жизнь обоих священнослужителей неразрывно связана со служением в соборной церкви Живоначальной Троицы.

«В советское время, когда религия была запрещена, в городе остались только три действующие церкви (кроме нашей, Карповская и Старопечерская), – рассказывает протоиерей Евгений. Всегда было очень много народа и, соответственно, выполнялось много треб. В выходные дни мы крестили по 150 человек, на буднях – поменьше. Только причастников каждый день было не меньше сотни, а в праздники их число доходило до тысячи. И только в 1990-е годы, когда стали открываться другие храмы, нагрузка стала снижаться».

Отец Евгений пришел служить в Церковь уже в зрелом возрасте: во диаконы его рукоположили в 37 лет. А до этого у него за плечами обычная рабочая и семейная жизнь, заочная учеба в институте иностранных языков.

«Раньше я иногда посещал Карповскую церковь, поскольку жил на Автозаводе, и был знаком с некоторыми священниками, но прямого напутствия поступать в семинарию мне никто не давал, – говорит отец Евгений. Такое желание появилось как-то само собой, и я был очень рад. Оставил прежнюю работу, институт: началась новая жизнь. В миру ничто без воли Божией не случается. Видимо, Господь благословил меня пойти по стезе деда (уже позднее я узнал, что мой дед, Александр Варварский, был священнослужителем и умер в заключении)».

По словам отца Евгения, в последние годы приход значительно помолодел, все больше храм посещают молодые семьи. С особой теплотой отзывается отец Евгений о маленьких прихожанах – учащихся воскресной школы, где он духовник, и об их наставниках: «Все преподаватели (11 человек) – наши прихожанки, у всех – высшее образование. Коллектив очень дружный. Ребятишкам от 4 до 14 лет. Очень стараются, на конкурсах занимают призовые места. Да и нам занятия с ними – только в радость: интересно, приятно воспитывать детей».

Оба протоиерея, прослужившие бок о бок несколько десятилетий, чрезвычайно гордятся историей своего собора, построенного и освященного в 1815 году в честь победы над Наполеоном.

«Строила церковь местная община под руководством иерея Феодора, который похоронен на кладбище рядом с храмом как строитель, фамилия на памятнике не указана, – сообщает отец Евгений. Наш собор не был разграблен как будто его хранили для нас. Любой храм несет благодать человеку, тем паче посвященный Святой Троице. Поэтому на Руси так много Свято-Троицких храмов и монастырей».

Сергий ШАЛАТОНОВ, 

 настоятель Троицкой церкви, митрофорный протоиерей: 

Благодаря тому что наш соборный храм закрывался лишь на непродолжительное время, приходу в полной мере удалось сохранить свои традиции, передаваемые из поколения в поколение, духовную преемственность. Очень важно, что уже несколько десятилетий служат здесь старейшие клирики епархии – протоиереи Евгений Варварский и Владимир Романов. Это имеет огромное значение для духовного руководства и окормления прихожан.
Наш храм построен в честь победы русских войск в Отечественной войне 1812 года. Что значит построить храм в честь победы? Это значит сохранить во всех последующих поколениях благодарную память о тех воинах, которые защищали свою Родину. Храм – это видимый знак постоянной сугубой молитвы за них.

Ольга КОВАЛЬ,  преподаватель воскресной школы:

В Троицкую церковь я пришла, когда училась на 3-м курсе Нижегородской государственной консерватории. 10 лет пела на клиросе, хотя сначала не понимала смысла служб, не знала церковно-славянский язык. Но постепенно стала укрепляться в вере и пришло понимание того, что мы делаем. Храм стал для меня родным: здесь я венчалась, крестила детей.
Теперь я преподаю церковное пение в воскресной школе. Уже три года подряд наш хор является лауреатом детского епархиального фестиваля «Пасха красная», но самое главное – настоятель благословил детей по выходным петь на литургии, и дети очень стараются.

 

Информация с сайта Нижегородской епархии nne.ru 


Назад к списку